Смешно

Тоска по достаточно самобытному жанру «черной комедии» уже давно завладела умами кинематографистов по обе стороны океана. Американцы, позабыв про ироничные фильмы Фрица Ланга, принялись за бесконечные пародии, а Европа все чаще отказывалась от иронии в откровенно слабых триллерах. В то время зрители пересматривали классику мирового кинематографа, ностальгируя по, казалось бы, безвозвратно ушедшему жанру.

Новая картина Владимира Зайкина «Пятница, 12» сочетает в себе и пародию на традиционные фильмы ужасов, и попытку возрождения классической черной комедии. В центре сюжета — три главных героя: Отчаянный следователь, Подозреваемый в преступлении маньяк и Невинная жертва. В стиле псевдопсихологического «Тарифа на лунный свет» все трое произносят на камеру увлекательные монологи, которыми нарочито и умело подчеркивают собственную типажность. Жертва предсказывает свою скорую смерть, Маньяк говорит о неизбежности своего выбора, а следователь Захаров фанатично клянется, что вскоре найдет и расчленит городского маньяка. Настолько же типажны и жители города, в панике разбегающиеся по квартирам в ночь пятницы. Собственно, опять же типажные стражи порядка и называют подозреваемого Пятницей. Практически каждый созданный образ драматургически верен жанру, однако режиссер все-таки сломает все эти образы ближе к финалу. При этом все персонажи не потеряют свою комическую и даже карикатурную натуру, оставаясь смешными до титров.

Помимо классического триллера режиссер пародирует и поэтическое азиатское кино, вводя в действие азиатку неземной красоты, которая будет навевать брутальному инспектору околофилософичные мысли и погружать его в пространство «весна, лето, осень, зима... и снова весна». Причем ни герой, ни его неземная спутница не будут понимать хитрого смысла восточных реалий, даже прыгая с крыши высотного дома в пользу придуманной свободы.

Ироничная интонация фильма поддерживается также пространством, созданным оператором Дмитрием Мальцевым. Большая часть картины — долгая и опасная ночь — разворачивается в холодно-голубых тонах, а флешбеки подаются желтым и оранжевым цветами, нарочито яркими и кричащими. Изображение будто подчеркивает типажную самобытность того или иного персонажа, впрочем, и сами актеры стараются изо всех сил.

Главное достоинство фильма — вовсе не драматургическая загадка, кто же в итоге окажется маньяком, а попытка собрать анекдот, карикатуру, динамичный экшен и псевдопоэтические рифмы в целостную картину, которая была бы способна возродить жанр черной комедии. Иногда создатели идут по верному пути, доводя зрителя до дрожи и смеха одновременно, а иногда сбиваются на гэговых ситуациях и уходят в пародию на триллер. Что, в принципе, тоже не так плохо, поскольку в российском кинопрокате черную комедию вытеснили боевики и мистика. И если зритель когда-нибудь устанет от Куценко, превращающегося в очередного змея, «Пятница, 12» будет отличным примером возрождения или становления давно потерянного жанра.

Виктор Ян Прокофьев «Пресс-Шок»

Все материалы раздела «Пресс-релизы»




© 2008—2017 Кинокомпания «Россфильм».

Создание сайта — Элкос (www.elcos.ru)